В Загоспромье строили дома без кухонь и расстреливали писателей

В Загоспромье строили дома без кухонь и расстреливали писателей

Самый яркий и запоминающийся символ Харькова – здание Госпрома – появился в городе относительно недавно. Еще в начале двадцатого века на месте площади и будущего архитектурного шедевра был пустырь. Здесь, на землях университета, заканчивался город. После Гражданской войны Харьков получил статус столицы республики: новое столичное звание требовало новых форм, к тому же,  многочисленные организации и тресты не помещались в небольших дореволюционных зданиях. На новый дом Государственной промышленности в 1925 году объявили конкурс. Участвовал в нем даже знаменитый архитектор Бекетов, но его неоклассицизм не был созвучен эпохе. Победил проект невиданного доселе дома под странным названием  «Незваный гость».

«Гостя» построили в рекордные сроки – всего за три года, и это при том, что никаких подъемных кранов и прочих современных приспособлений у строителей не было: землю из-под котлована вывозили на подводах. Если условия труда были первобытными, то само здание – инновационным. Конструктивизм только входил в моду, железобетон был новым материалом для строительства, а монолитные железобетонные конструкции до этого не применялись в СССР.

Площадь Свободы имеет необычную форму реторты.

Построили благодаря Дзержинскому

Стройку века чуть было не законсервировали. Проект стоил девять с половиной миллионов рублей – огромная сумма по тем временам. Госпром имел все шансы стать долгостроем, если бы не вмешался Феликс Дзержинский. В 1927 году он  посетил строительство и поручил провести внеочередное финансирование проекта. В  благодарность харьковчане назвали в честь Железного Феликса площадь перед Госпромом: она носила имя Дзержинского до 1991 года, когда была переименована в площадь Свободы.

— В начале девяностых ее часто называли площадью Независимости, по аналогии с киевским Майданом. Но на самом деле она никогда не носила этого названия, — говорит председатель городской топонимической комиссии Алексей Хорошковатый.

В 1928-м строительство было завершено и потрясало результатами. Это был самый  большой на тот момент небоскреб Европы. В здании было больше тысячи комнат. Чтобы обогреть его зимой, тратили 25 тонн угля ежедневно. Старожилы Харькова вспоминают, что внешне Госпром выглядел куда красивее, чем сейчас.

— Я хорошо помню это здание с детства: в 30-х оно было покрашено не просто серой краской, а таким специальным раствором с вкраплениями слюды. Госпром светился в темноте, — вспоминал на одном из архитектурных советов покойный ныне архитектор Виктор Лившиц.

Небоскреб неоднократно пытались взорвать немцы во время оккупации. Но Госпром выстоял – вот что значит монолитная конструкция! И даже приютил трех обезьян из разрушенного зоопарка. Беда пришла, откуда не ждали. Здание было претендентом на список памятников ЮНЕСКО, но реконструкция, затеянная в 2004 году, исказила  первозданный вид шедевра – двойные деревянные рамы в окнах и на лестничных витражах заменили плоскими стеклопакетами. Эксперты из ЮНЕСКО пришли к выводу, что памятник понес большие потери.

Квартал цехового братства

Одновременно с возведением Госпрома началась застройка прилегающих кварталов. Планировка была задумана в 1924 году. Сначала на территории было всего три улицы – три кольцевых и три радиальных, которые носили такие же названия: например, проспект Ленина назывался 3-я Радиальная.

— Эти названия сохранялись до 30-х годов, а потом были изменены на улицу Красного Химика, Красного Швейника и так далее,  – говорит Алексей Хорошковатый.

Улицы назывались по именам стоящих здесь домов. Они были удивительны – каждое из зданий имело свое название и заселялось по цеховому принципу. В «Красном партизане» (Данилевского, 33) жили бывшие политзаключенные, «Красный бродильщик»  (Данилевского, 16) заселяли работники ликеро-водочной промышленности, на нынешней улице Чичибабина располагались «Красный печатник», «Химик» и «Швейник».

Сохранились воспоминания харьковской писательницы Инги Шамрай о стройке века.

— В конце 1929 года, когда мне было полгода, мы переехали в Госпитальный переулок, 12  (теперешняя улица Данилевского, 16). Дом стоял в грязи за Госпромом. Всюду были заборы, визжали циркулярные пилы; никаких башенных кранов, — пишет Инга в книге «Непридуманное».

Для писателей на улице Культуры построили специальный дом.

Дом «Слово» в народе прозвали «крематорий»

На улице Данилевского был построен и дом-коммуна «Новый быт». Он занимал квартал с 18 по 26 номер, где сейчас стоят отдельные здания. Быт здесь действительно был новым:  во многих квартирах кухни были объединены с санузлами, а в других их не было вовсе.

— Считалось, что советский человек не должен заниматься такими глупостями, как приготовление еды, — говорит краевед Михаил Красиков.

Правительство Советской Украины расселили через дорогу от рабочих кабинетов,  которые находились в Госпроме,  – в доме №5 по проспекту Правды. А для писателей  построили специальное здание в форме буквы С – «Слово». Здесь жили Остап Вишня, Лесь Курбас, Павло Тычина, Владимир Сосюра и десяток других литераторов – правда, недолго. Заселились писатели с семьями в 1930 году, а уже спустя три года за ними чуть ли не каждую ночь приезжал «черный воронок». До 1938 года были расстреляны или сосланы в лагеря жители 40-а квартир из 68-ми, дом обрел дурную славу и был прозван в  народе «Крематорий». Печальная судьба была и у жильцов «Красного швейника»: с 11-ти еврейских семейств, проживающих в доме, начался харьковский Холокост.

Сейчас многие из этих зданий, когда-то бывших символами новой эпохи, находятся в  запущенном состоянии. Подъезды «Красного бродильщика» ободраны и развалены, а на карнизе одного из подъездов дома «Слово» растут деревца.

Кстати

На площади хотели поставить арку и фонтан

Уникальная по форме и величине площадь Дзержинского осталась незавершенной. Здание Дома проектов (в котором сейчас находится университет им. Каразина) строили из железобетона, а дом Правительства Украины – бывшая академия  имени Говорова – уже из кирпича. Этот проект стал одним из советских долгостроев – его закончили в 1954 году.

Площадь имеет необычную форму реторты, потому что состоит из двух частей – круглой и прямоугольной. В конце 30-х годов архитекторы предлагали разделить эти две части   трибуной для выступлений, триумфальной аркой или огромным фонтаном. В конце концов, в 1963 году площадь условно разделил памятник Ленину, а круглую часть «спрятали» под сквер.

Источник: https://kh.vgorode.ua/news/dosuh_y_eda/184066-v-zahosprome-stroyly-doma-bez-kukhon-y-rasstrelyvaly-pysatelei

Leave a comment

Send a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *