МАЛОИЗВЕСТНЫЙ ХАРЬКОВ: БАЛАБАНОВКА И БАЛАБАНОВЦЫ

МАЛОИЗВЕСТНЫЙ ХАРЬКОВ: БАЛАБАНОВКА И БАЛАБАНОВЦЫ

Советский спорт — больше, чем спорт. Но прежде чем стать важной частью идеологии, политики и культуры государства, он прошел непростой путь становления и развития.

        Одним из первых центров пролетарского спорта на Xарьковщине стал рабочий клуб имени Балабанова. Примечательно, что возник он в начале 20-х годов ХХ ст. не где-нибудь, а на Москалевке – городском районе с устоявшимися криминальными традициями. Клуб имел собственный стадион на углу Москалевской и Заиковской улиц. Здесь, ещё до появления легендарного «Металлиста», «балабановцы» тренировались, соревновались и уверенно побеждали своих соперников.

       История харьковской Балабановки, а именно так старожилы называют местность, где располагался стадион, в последнее время меня чрезвычайно заинтересовала. Итак, «откуда есть пошла» Балабановка и кому обязана своим названием?

       Со второй половины ХІХ ст. угловое домовладение на пересечении Москалевской и Заиковской (сейчас — Гольдберговская) улиц принадлежало известному купцу и рыботорговцу Николаю Емельяновичу Серикову. Здесь, на площади около 8 десятин, раскинулся его старый тенистый сад с двумя прудами. Сериков был весьма уважаемой личностью, избирался гласным Городской думы, состоял во многих благотворительных обществах. 29 января 1889 года в вышеупомянутом домовладении был открыт первый в Харькове приют «Ясли» для детей из бедных семей.


Ясли и сад Серикова на адрес-плане Харькова 1895 г.

       После смерти Николая Емельяновича (1898 г.) принадлежавшая ему в разных частях Харькова недвижимость перешла к его сыновьям Дмитрию, Емельяну, Николаю, Петру и дочери Марии. Наследство стало предметом судебных тяжб, продавалось и отдавалось в аренду. Перед Первой Мировой войной большой сад Сериковых с постройками арендовал мещанин Г.П. Тарвердов, устроивший здесь «Фонтанную рощу». Часть домовладения занял открывшийся лесной склад А.Л. Давидовича.

       Сад значительно преобразился при последнем владельце, купце 1-ой гильдии Григории Осиповиче Гольберге. Его роскошный особняк располагался буквально в нескольких шагах от сада и Трехсвятительского храма (ныне утраченный купол особняка и храм контурно просматриваются на первом фото). Однако, для прогулок и кормления золотых рыбок в пруду Гольбергу было отведено не так уж много времени — неумолимо приближался 1917 год… После революции сад стал «всеобщим достоянием» и получил официальное название – «Труд». Вскоре он пришел в полное запустение: от длинного забора остались лишь ворота, а от сотен вековых деревьев — громадные оголенные корни. Вместо того, чтобы стать местом семейного отдыха пролетарской Москалевки, остатки сада стали пристанищем для всяких темных личностей и уголовных элементов. Здесь происходили традиционные «кулачки» (драки стенка на стенку), процветали пьянство и разврат.

       В 1921 году по инициативе Основянского райкома КСМ и поддержке активных комсомольцев на месте бывшего сериковского сада начинается сооружение спортивной площадки. По замыслу её устроителей, она должна была стать «изолятором для рабочей молодежи всего района от разлагающего влияния улицы».

       1 сентября 1922 года спортивный клуб рабочей молодежи Основянского района был торжественно открыт. Т.В. Тихомирова писала, что клуб был назван в честь «комсомольского работника Балабанова, расстрелянного деникинцами». Леонид Балабанов действительно являлся одним из организаторов киевского комсомола и активным участником борьбы за власть Советов в Киеве и на Подолье. Но он не был расстрелян белыми, а умер в феврале 1922 года от тифа и похоронен в г.Виннице.

       Уже через год после открытия спортивный рабочий клуб Балабанова насчитывал в своих рядах более 350 членов, объединенных в 6 секций: футбольную, гандбольную, тяжелой атлетики, легкой атлетики, женскую и детскую. При клубе было три футбольных команды, выступавших на первенство города в кассах «А» и «Б».

       В 1924 году площадка обгораживается в окружности более чем на версту деревянным забором, оборудуется необходимыми спортивными приспособлениями. Спорткорры отмечали, что руководители О-ва физкультуры им. Балабанова, в лице Бурова, Привиса С. (председателя о-ва), Лесного, Привиса А., Короблинского и Гончарова И., не культивируют определенный вид спорта, а поощряют коллективизм и всестороннее физическое развитие. Спортивные репортажи не оставляли никаких сомнений в том, что организаторы клуба достигли своей цели: «Москалевка и Основа, славившиеся своими кулачками, дисциплинировались и перевоспитались благодаря своему спортивному центру, обещающему в дальнейшем захватить весь район”.

       Из недостатков балабановской площадки отмечался её тяжелый песчаный грунт, что отрицательно сказывалось на результатах участников соревнований. Но это неудобство с лихвой компенсировал превосходный пруд, который подпитывался родниковой водой из десятка ключей. После занятий или игр все члены клуба освежались в этом водоеме, использовался он и для занятий плаванием.

       Как и многие клубы первой советской поры, балабановцы оставались в большей степени самодеятельным клубом, существовавшим благодаря группе энтузиастов, собственным примером пропагандирующим физическую культуру.

       Но уже к концу 20-х годов ХХ ст. в Советском Союзе вызрела необходимость в организации новой структуры и системы управления физкультурным хозяйством страны на более высоком профессиональном уровне. В ноябре 1930 г. Всесоюзная конференция профсоюзов по физической культуры приняла решение о переходе от клубно-территориального принципа управления физкультурной работы к производственному. Взамен кружков физкультуры при рабочих клубах были созданы коллективы физической культуры на производственных предприятиях и учреждениях. Коллектив физкультуры стал основным звеном советского физкультурного движения. В течение 1935-36 гг. в СССР была создана система общественных органов управления добровольных, спортивных обществ (ДСО). В общественном сознании начал формироваться военно-патриотический имидж физкультуры как системы подготовки к труду и службе в армии.

       В этих условиях старым самодеятельным многопрофильным клубам все труднее было сводить концы с концами. Возведенные ими спортивные сооружения оставались без соответствующего надзора, разрушались и растаскивались. Такая судьба была уготована и стадиону клуба им. Балабанова.


Балабановка на немецком аэрофотоснимке, 1941 г.

       В 1931 году на углу улиц Заиковской и Октябрьской Революции было возведено здание для 6-й поликлиники. Этот образчик конструктивизма был разрушен во время второй мировой войны, а затем восстановлен. Сейчас здесь расположена городская поликлиника № 22. На месте же стадиона Балабанова была сооружена мачта-радиоглушитель для подавления «враждебных западных голосов» (сейчас — телевышка ТРК «Орион»).


22-я поликлиника и вышка-глушилка с флагом, 2014 г.

       Генрих Шмеркин, описывая в своей повести «Записки лабуха» Москалевку 50-х годов ХХ ст., вспоминал: «…Меня водили в детский сад №5, размещавшийся на углу Владимирской улицы и Колодезного переулка. Гулять мы ходили с воспитательницей на Балабановку. Так называлась лужайка за поросшими бурьяном развалинами шестой поликлиники. Среди ромашек, одуванчиков и подорожника стрекотали кузнечики и тарахтели экскаваторы. Лужайка превращалась в стройплощадку. Обветренные дяди с зычными голосами выгружали на травку металлические трубы, огромные катушки кабелей и тросов. Начиналось сооружение москалёвской глушилки.».

       Ну, вот, собственно, и вся история. Уже давно нет ни сада, ни стадиона, ни прудов с живительными родниками, питавшими когда-то старый проток р. Харьков – Нетечь. Имя Леонида Балабанова позабыто. А ведь он был не только комсомольским вожаком, а, как писала знавшая его А.Л. Войтоловская, «одареннейшим романтиком». Не прожив и полных 19-ти лет, этот парень оставил после себя дневниковые записи и замечательные стихи:

Паровоз поперхнулся сугробом,
Жалобно к рельсам пригруз.
Надо быть грубым, чтобы
Не понять паровозную грусть…»

    В заключение — взгляд на Балабановку с высоты орионовской телевышки, кстати одной из самых высоких точек Харькова — 125 м.

Leave a comment

Send a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *